29.10.2008

О Болонской реформе в Италии

Болонский процесс в Италии обычно определяют как реформа «3 + 2», подразумевая разделение университетского учения на две фазы: бакалавр и магистратура (по-итальянски – «lauree triennali» и «lauree magistrali»; названия менялись в течение лет, и часто их путают). Потом, как и было раньше, идет аспирантура (докторат) и т.д. Реформа была введена в 2000 году, но по мере своей реализации она часто модифицировалась и дополнялась. Последние декреты 2004 и 2007 гг. придали ей новый, окончательный вид: были утверждены классификации дисциплин, перераспределения так называемых кредитов в разных курсовых программах, было урегулировано число экзаменов, решен вопрос о занятности профессоров и т.д.

Причин для введения этой реформы в Италии было много. Главной ее целью было включение итальянского образования в общую европейскую систему университетского обучения. Кроме того, ее задачей было увеличить число выпускников с высшим образованием, повысить уровень их подготовки к трудовому рынку и, наконец, гармонизировать и унифицировать программы, формы обучения и перечень учебных дисциплин на всей территории страны. Было введено понятие «кредита» и кредитных единиц, каждая из которых подразумевает 25 учебных часов (часы для лекций, семинаров, лабораторных работ и индивидуального обучения). В разных университетах по-разному распределяется число кредитов, выделенных для тех или иных предметов, курсов или программ (конечно, каждый из университетских профессоров ратует за свою кровную, «родную» дисциплину, и в обсуждении этого вопроса профессура далеко не всегда приходит к полному согласию и взаимопониманию). Был введен и принцип производительности и эффективности курсов: по этому критерию определяют количество министерских центральных дотаций для всех итальянских университетов (которые уже с 1990-х гг. действуют в режиме финансовой автономности).

Это в общих чертах ─ суть реформы, продиктованной Болонским процессом в Италии. Каковы же ее практические результаты?

Прежде всего, необходимо отметить, что за последние годы уровень обучения в школе и количество абитуриентов, поступающих в университет после школы, резко понизились. Многочисленные попытки реформировать среднюю школу не привели к ощутимым результатам. Следовательно, на университет была возложена задача восполнять пробелы образования и повышать уровень учащихся, что и привело к определенной «лицеизации» университета. Здесь важно подчеркнуть, что до 1970-х гг. итальянский университет был строго элитным заведением: туда могли поступать только выпускники лицеев. Лишь потом университет стал массовым учебным заведением, и начался процесс либерализации, когда в университет стал принимать выпускников и других средних учебных заведений. Без сомнений, реформа «3 + 2» помогла этому процессу, но одновременно способствовала и явному понижению уровня обучения. Критерий производительности, регулирующий число экзаменов, так же привел к дальнейшему упрощению системы образования, особенно – в той ее сфере, где наиболее остро стоит вопрос о профессионализации – то есть в гуманитарных науках. Если прикладные дисциплины смогли лучше адаптировать свои курсы к новым задачам, то гуманитарные науки (за исключением таких прикладных специальностей, как, например, школа переводчиков или очень распространенные в Италии курсы по изучению и защите культурных ценностей) не смогли повысить свой качественный уровень. Система кредитов, где часто предусматривается даже число изученных страниц для каждого часа индивидуального обучения, способствовала бюрократизации обучения (профессора становятся все больше чиновниками, вынужденными, вместо своих прямых обязанностей, заполнять бесконечные таблицы, графики и анкеты, готовить всевозможные отчеты, тем самым лишая себя возможности заниматься научными исследованиями). В результате возникла ситуация, при которой уровень дипломных работ по окончанию пятого года обучения чаще всего не превышает уровня дипломов, писавшихся по окончанию предреформенной четырехлетней системы (иными словами, студенты «перевыполняют четырехлетку за пять лет»). Конечно, число выпускников университета возросло, но количество пока еще не перешло в качество. Напомню, что в Италии университетский диплом имеет статус общенационального, дающего право поступления на работу во все общественные учреждения. Но возникшее соревнование разных университетов в количестве выпускников не всегда приводит к положительным результатам... Уровень дипломов небольших провинциальных университетов далеко не всегда соответствует надлежащему качеству…

Конечно, в этих рассуждениях есть некая доля обобщения. С введением реформы в отдельных университетах качество образования, безусловно, повысилось, и, надо признаться, общий диапазон курсовых дисциплин расширился, однако, я уверен, что качественный рост связан с искусством каждого доцента комбинировать бюрократические указания жесткого университетского регламента с духовным пафосом передачи знания и культуры. Я прекрасно понимаю, что реформа призвана вписать итальянскую систему обучения в общеевропейские стандарты образования, чему и помогает общеевропейская программа «Эразмус». Это очень важное и плодотворное орудие интеграции и культурного обогащения. Но одновременно теряются и некоторые специфические национальные традиции, что затрагивает, в первую очередь, филологические дисциплины. Пока это не очень заметно, но боюсь, что жесткое применение принципов производительности, функционирование университета как предприятия, преобладание менеджерского подхода над чисто культурно-познавательным, могут быстрыми темпами привести в кризисное состояние некоторые дисциплинарные области (такие, как классические античные штудии, философские дисциплины и, в частности, все узкоспециализированные дисциплины, которыми прежде так славился итальянский университет). Для повышения эффективности проводимых перемен требуются специальные финансовые ресурсы, но, к сожалению, знаменитая реформа «3 + 2» вводилась без особого бюджета – в худших традициях итальянской политики, которая всегда выделяла ничтожные средства культуре, научным исследованиям и образованию. Столь масштабная реформа просто немыслима без выделения специальных финансовых ресурсов на строительство новых помещений, аудиторий, оборудованных лабораторий и т.п.! С другой стороны, мне кажется, во всех ситуациях не стоит плакать над горестной судьбой, а надо засучить рукава. Университетское поприще – до известной степени работа творческая, и результаты зависят не только от организационных способностей, но и от творческих усилий. Здесь важно найти нужное равновесие и особое искусство, чтобы уметь читать регламенты, графики, таблицы человеческим глазом и душой, а не чиновничьей сухостью. Как с деньгами не знаю... Будем ждать меценатов...


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру