Игровые автоматы играть бесплатно и без регистрации пирамиды 2 . АТОЛ 90Ф . платформенные весы

Литература

Женщины и лошади в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
Печорин — персонаж, как бы фокусирующий, вбирающий в себя черты большинства других героев романа, и даже с Грушницким у него есть нечто общее. Печорин любил подвергать других жестокому анализу и холодной оценке. И вот он сам становится предметом такого отношения, и в нём самом выявляются черты, приписываемые им другим, прежде всего женщинам. >>
Своеобразие древнерусской литературы
Понятие “древнерусская литература” столь привычно, что уже почти никто не замечает его неточности. Примерно до середины XV столетия древнерусскую литературу правильнее было бы называть древне восточнославянской. В первые века после крещения Руси и распространения в восточнославянских землях письменности литература восточных славян была единой: одни и те же произведения читали и переписывали книжники в Киеве и во Владимире, в Полоцке и в Новгороде, в Чернигове и в Ростове. Позднее на этой территории складываются три разные восточнославянские народности: русские, украинцы и белорусы. >>
Николай Гоголь и отец Матфей Ржевский: на путях к святости
Часть пятая Все прекрасное в этом мире понимается Гоголем как отражение небесной гармонии. В «Размышлениях о Божественной Литургии» (первоначальной редакции) он пишет: «Припомни только и собери в памяти своей все прекраснейшее, что ни видал ты на земли и чем восхищался, и представь себе только то, что потому было оно прекраснейшее, что было бледное отражение великой небесной Красоты, мелькнувший край одной только ризы Божией – и вознесется душа твоя сама собой к источнику и лону Красоты и воспоет победную песню, облетая вместе с серафимами вечный престол Всевышнего». >>
Николай Гоголь и отец Матфей Ржевский: на путях к святости
Часть вторая Отец Матфей обладал исключительным даром слова. Он мог говорить несколько часов кряду без подготовки и при этом в высшей степени назидательно. В сан протоиерея он был возведен преосвященным Григорием в 1838 году, как сказано в его протоиерейской грамоте, за непрерывное, ясное, весьма сильное и убедительное проповедование Слова Божия, и ему было позволено произносить свои поучения изустно, по вниманию к его духовной опытности и глубокомыслию. >>
Николай Гоголь и отец Матфей Ржевский: на путях к святости
Часть первая

Взаимоотношения Гоголя с протоиереем Матфеем Константиновским – ключевой вопрос в духовной биографии писателя. Отца Матфея обвиняют в том, что он возлагал на Гоголя непосильные аскетические подвиги, требовал оставить литературное поприще и идти в монастырь и что, наконец, подвигнул его на сожжение второго тома «Мертвых душ». Но на самом деле между ними было больше взаимопонимания, чем это представлялось биографам. Подробное и непредвзятое жизнеописание отца Матфея не только открывает правду об этом человеке, но и дает понять, почему Гоголь избрал его себе в духовные отцы.

>>
Кругом тонула Россия
О евангельской параллели в поэме В.В.Маяковского «Хорошо!» К библейским образам и ситуациям как средству выражения непреходящих общечеловеческих начал обращались художники всех эпох. В русской литературе к текстам Священного Писания прибегали Пушкин, Гоголь, Достоевский, Чехов и другие писатели. К евангельским сюжетам и образам на протяжении всего своего творчества обращался и Владимир Маяковский. >>
Гоголь и отец Матфей Ржевский. Часть III
Созданный фантазией Ивана Щеглова (Леонтьева) и Дмитрия Мережковского образ отца Матфея подвигнул художника Илью Репина изобразить его на картине «Гоголь и отец Матвей» (1901–1902) в виде некоего громадного священника, нависающего над фигуркой писателя, которого он как бы давит своими обличениями. На самом же деле как внутренний, так и внешний облик отца Матфея был совершенно иным. >>
Дама без собачки: чеховский подтекст в рассказе И.А. Бунина «Солнечный удар»
Бунин повествует о мимолетной, ослепительной и испепеляющей вспышке света. Две внешне похожие истории оказываются в своей глубине совсем разными. >>
Гоголь и отец Матфей Ржевский. Часть II

Проповеди отца Матфея потому производили столь сильное впечатление, что сам он исполнял то, чему учил других. Строгая аскетическая жизнь не мешала ему быть человеком жизнерадостным (впрочем, это и типично для православного аскета). Сам великий постник, отец Матфей от других не требовал непосильных подвигов. Последним делился он с неимущими, никто из приходивших в его дом не получал отказа в гостеприимстве, ни один нищий не уходил от него голодным.

>>
Гоголь и отец Матфей Ржевский. Часть Ι

Взаимоотношения Гоголя с протоиереем Матфеем Константиновским – ключевой вопрос в духовной биографии писателя. Отца Матфея обвиняют в том, что он возлагал на Гоголя непосильные аскетические подвиги, требовал оставить литературное поприще и идти в монастырь и что, наконец, подвигнул его на сожжение второго тома «Мертвых душ». Но на самом деле между ними было больше взаимопонимания, чем это представлялось биографам. Подробное и непредвзятое жизнеописание отца Матфея не только открывает правду об этом человеке, но и дает понять, почему Гоголь избрал его себе в духовные отцы.

>>

1 - 10 из 684
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец
 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру