26.04.2011

Решение проблем духовно-нравственного воспитания и преподавания религиозной культуры в атеистической и либеральной педагогике

Если взглянуть на то, как решаются основные проблемы духовно-нравственного воспитания, то легко заметить, что фактически сегодня сложились три фундаментальных теоретико-методологических направления во взглядах на сущность и пути построения духовно-нравственного воспитания и преподавания православной культуры в современной России: во-первых, атеистическое направление, представленное рядом деятелей, в том числе и известных ученых, наиболее видным из которых был покойный ныне академик В.Л. Гинзбург; во-вторых, либеральное, также представленное целым рядом ученых; в-третьих, религиозное направление, которое в настоящее время представляет не только Православная Церковь и традиционные конфессии России, но и значительное число современных общественных деятелей и ученых.

Попробуем понять сущность первых двух направлений на примере анализа реальных работ, живых публикаций, с тем чтобы затем изложить и свой подход, который предлагает построение духовно-нравственного воспитания на традиционной системе религиозных ценностей.

Силаков! Зачем Вы начали войну?

В 2005 году наша область приняла целевую региональную программу «Духовно-нравственное воспитание детей и молодежи Курской области на 2006 – 2010 годы». За это время, по всем оценкам, в области заметно повысился уровень духовно-нравственного развития детей, и в то же время заметно сократился уровень правонарушений среди детей: в 2006 – на 20 %, в 2007 – на 1,6 %, в 2008 – на 13,7 %, в 2009 – на 33 %. Этот успех радует сам по себе. Особенно показателен он на фоне западных стран, где идет понижение уровня нравственного развития детей и молодежи и отмечается рост преступности. В России, где продолжается социально-экономический кризис, эти показатели по всем значениям должны быть еще тревожнее. И тем не менее у нас наблюдается положительная динамика в нравственном развитии детей.
 
Однако некоторым людям в нашей области до сих пор хочется воевать с собственными детьми. А как ведется эта война, мы покажем на примере публикаций в «Курской правде».

Войну начала статья доцента Силакова. В силу того, что вся статья от первого до последнего слова – это сплошной обман, ложь и клевета, я вынужден разбирать ее утверждение за утверждением. Отсутствие какой-то логики в статье Силакова – это вина Силакова. Уже само название статьи «Добровольно-принудительная молитва» – фальшивка. При преподавании ОПК нет религиозной практики, а значит, нет молитвы – ни добровольной, ни принудительной. Итак, читаем текст статьи. Письмо тимчанина Леонида Чуркина, затронувшего деликатную тему отношения к вере, к проявлению атеистического мировоззрения («КП» за 21 января с.г.), задело за живое многих наших читателей, отклики на него продолжают поступать. Не могу не откликнуться на тему статьи Леонида Чуркина «Православная коллективизация», поднятую в «КП» за 21 января. Мне пришлось сталкиваться с этой проблемой (точнее, с ее отражением в школьном преподавании) примерно с 1999 года. Хорошо помню первые областные и межрегиональные совещания, проходившие в педуниверситете. Педагоги и священники говорили о том, что в школы вновь пришло слово Божье, пришла святая церковь. И тут же давали «методическую рекомендацию»: если кто-то начнет вспоминать о том, что по конституции мы как-никак светское государство, назвать «Закон Божий» культурологическим курсом для общеобразовательных школ. Эти утверждения – настоящий обман. Дело в том, что идея системного преподавания ОПК с 1 по 11 классы была принята летом–осенью 1996 года, а в декабре было принято Постановление губернатора Курской области «Об утверждении программы изучения православной культуры в Курской области». Поэтому в 1999 году нельзя было слышать такую «методическую рекомендацию» по определению, потому что спустя три года уже никто к названию курса не возвращался. Но может быть, это не так? Тогда назовите темы и даты совещаний, назовите лиц, которые давали «методическую рекомендацию».
 
Теперь о светском государстве и светском образовании. Ведь сколько сил ушло, чтобы ответить едва ли не каждому руководителю в образовании, что это такое. Придется еще раз объяснить, поскольку это понятие до сих пор зачастую действует на нас так же безотказно, как обвинение человека в троцкизме в 30 – 40-е годы. На самом же деле «светское государство» означает только одно, что государственная власть принадлежит светским лицам, говоря по-русски, мирянам. Если же она принадлежит священству, то это – «теократическое государство». Понятие «светское образование» обозначает принадлежность учебного заведения, системы образования к той или иной управленческой структуре. И если школа находится в подчинении государственной власти, то это светская школа и светское образование, а если церкви, то это – конфессиональное образование. И никакого другого содержания это понятие не несет. Практически во всей Европе преподают Закон Божий. И разве там перестали существовать светское государство и светское образование? Поэтому не надо много ума, чтобы понять, что к системе конфессионального образования у нас в области относятся Курская духовная семинария, православная гимназия и воскресные школы! Остальные учебные заведения – это светские школы.

А на потенциальных оппонентов подобного «возвращения к истокам духовности» нашли средства эффективные и простые: их заранее просили не выступать, просто не приглашали или клеймили как противников возрождения России. Назовите, с какими «потенциальными оппонентами» и как мы боролись? Позвольте сказать, что меньше всего мы были заняты поиском оппонентов. Неужели нам делать было нечего? Да и какова методика поиска «потенциальных оппонентов»? А если мы их не знали, то как могли искать на них средства?

Вскоре этот по существу религиозно-миссионерский курс «Основы православной культуры» (ОПК) (в чем это выражается? – В.М.), направленный на превращение школьников в паству для РПЦ (в чем опять же это выражается? – В.М.), получил еще более привлекательную обложку духовно-нравственного воспитания. Итак, заявление просто и безапелляционно, как приговор суда, – религиозно-миссионерский курс и точка. Но почему? Ответа мы так и не найдем.
 
Итак, «вскоре». Это в 2006 году. То есть через десять лет после принятия областной программы преподавания ОПК в области начала действовать программа «Духовно-нравственное воспитание детей и молодежи Курской области на 2006 – 2010 годы». Она была принята потому, что стало ясно, что одного учебного курса основ православной культуры для воспитания недостаточно и необходима целостная система воспитания, построенная на основе традиционных духовно-нравственных ценностей. Заметим, что все программы, как и вновь принимаемая на 2011 – 2013 годы, широко обсуждались, в том числе и на семинарах директоров и учителей ОПК во всех городах и районах Курской области.

Сама формулировка, весьма несуразная с точки зрения педагогики и психологии (что-то вроде «молодой щенок» или «биологическая ботаника» – нравственное и так считается частью духовного), «по умолчанию» подразумевала именно церковное, богословское значение этого термина. Ну что тут скажешь?! Жаль, что Силаков не имеет даже элементарного представления о психолого-педагогической науке, от имени которой он выступает. Термин «духовно-нравственное» общепринятый в психолого-педагогической науке. Он имеет такое же повседневное употребление, как и понятие физическое, трудовое, эстетическое воспитание. И он так же разумен, как и понятие психолого-педагогическая наука, которое употребляется, чтобы подчеркнуть тесное единство этих наук применительно к воспитанию человека. И понятие «духовно-нравственное» употребляется потому, что есть сфера духовная и есть сфера нравственная, есть воспитание духовное и есть воспитание нравственное, то есть эти явления существуют и могут существовать сами по себе. Но в то же время они очень органично связаны. И чтобы показать это единство, но не тождество, и употребляется сочетание этих понятий.
 
Почему в школе иконы? Да ведь у нас не просто нравственное, а «духовно-нравственное воспитание»! Религиозное воспитание в школе закон не позволяет, а невнятное «духовно-нравственное» – пожалуйста. Конечно же, если Силаков не знает, что такое светское образование, то он тем более не знает, что такое религиозное образование. Но это не мешает ему обвинить всех в том, что они дают «не культурологическое, не религиоведческое, а религиозное образование». Дали бы волю Силакову – он бы все школы от икон освободил, а заодно и от всякой православной культуры.

Сотрудницы органов образования из Минска и Гомеля, приглашенные в Курск на одно из совещаний, делились впечатлениями об услышанном: «Предложи мы приглашать священников на педсовет, а детей на церковные праздники – завтра бы уже не работали». В Белоруссии в общем-то законы не намного строже наших, просто они там соблюдаются. В настоящее время в школах Белоруссии тоже вводится изучение курса «Православная культура». И естественно, что присутствие священника во многих школах Белоруссии – это обычное явление. Но могли какие-то преподаватели из Белоруссии сказать такое? Вполне возможно. Уверен, что и многие преподаватели КИНПО, приходя в КГУ, до сих пор говорят: у нас такое невозможно. Но кто прав? В Конституции РФ прямо говорится: нельзя преследовать человека по религиозным взглядам. Значит, Силаков опять выдал свое желание за закон. Напротив, если священника лишат права преподавать в школе за его религиозные взгляды, – это нарушение законов. Но… Хотя закон можно и не нарушать в лоб. Нельзя открывать храмов в государственных учебных заведениях, зато можно, к примеру, сдать часть территории в аренду церкви – закон вроде не запрещает. А потом уже строить на арендованной территории. От духа закона – одно воспоминание, зато буква соблюдена. Сегодня во многих вузах России, начиная с МГУ и СПбГУ, вновь открыли храмы. Открыли потому, что это традиция российских университетов, восходящая к основанию Московского императорского университета. Есть свой храм и при Курском госуниверситете. Но назовите хотя бы один университет, который сдал «часть территории в аренду»! Опять ложь и клевета на церковь и университеты России!
 
Родители, отвечавшие «да» в анкетах типа «Я хочу, чтобы мой ребенок изучал основы православной культуры – да/нет», и не подозревали, какой роскошный подарок они делают Курской епархии РПЦ. (Можно подумать, что РПЦ – это преступная организация, а верующие – это преступники. – В.М.) Эти данные ложились на стол представителям власти всех уровней, руководителям органов образования как неоспоримые свидетельства горячего желания большинства наших граждан уже воцерковить своих детей, дать им не религиоведческое или культурологическое, а религиозное образование и воспитание.
 
Читаешь такое и не понимаешь: это серьезное утверждение или фантазия больного воображения? Итак, мы ежегодно проводим анкетирование родителей, где первым стоит вопрос: считаете ли Вы нужным изучение ОПК для Вашего ребенка? И родители отвечают так, как находят нужным. При этом более 95 % из них отвечают «да». И что можно из этого ответа вычитать? Ничего, кроме того, что они желают, чтобы их ребенок изучал православную культуру! Представьте вопрос: считаете ли Вы нужным, чтобы Ваш ребенок изучал литературу? Родители отвечают «да». А после этого Вы торжественно заявляете о том, что родители и не подозревали, какой «роскошный подарок они делают Курскому драмтеатру». С таким же успехом можно было утверждать, что родители не знают, что на уроках физкультуры готовят спортивных фанатов и т.д. Но в том-то и дело, что не входит это в задачи школьного образования и воспитания: готовить прихожан, театралов, фанатов и т.д. Другие у них задачи – эстетическое, интеллектуальное, физическое развитие учеников. И в том числе духовно-нравственное, если речь идет об изучении православной культуры. А этим как раз и были заняты курские чиновники, последовательно исполняя областные целевые программы преподавания православной культуры и духовно-нравственного воспитания. И далее Вы пишите: «Эти данные ложились». Сами по себе данные не ложатся. Потрудитесь объяснить, кто их «клал». И скажите, кто интерпретировал эти данные как «неоспоримые свидетельства горячего желания большинства наших граждан уже воцерковить своих детей, дать им не религиоведческое или культурологическое, а религиозное образование и воспитание»? А если представители всех властей были заняты воцерковлением, то это хоть как-то, но должно было пройти через соответствующую документацию, например отчеты о том, сколько детей посещают храмы, сколько причащаются. Назовите эти документы! Их нет! И нет потому, что нет в школе религиозного образования. Зачем же клеветать? А если знаете представителей власти, которые занимаются воцерковлением детей, то опять же назовите их. Вы можете возразить, что есть же случаи, когда дети посещают храмы. Да, есть. И много. Но это уже выбор самих детей и их родителей, так же как посещение театров, филармоний, стадионов. Или вы считаете, что руководители должны стоять у храмов и не пускать туда детей, учителей и родителей?

После чего оставалось только, посетовав на несовершенство наших законов и упрямство курских юристов, запрещающих открывать храмы в школах и начинать уроки с молитв, срочно принимать меры к внедрению курса ОПК во всех детских садах, школах и вузах. Приведите факты, когда курские юристы запрещали руководителям открывать храмы в школах и начинать уроки с молитв. В этом не было нужды, потому что областная программа не ставила таких задач. Значит, Ваше утверждение опять клевета. Насчет «срочных мер». Вот уже почти 15 лет мы ведем систематическое преподавание ОПК и до сих пор ее изучают 55 % учеников.

Родителей просто ставили перед фактом: будет курс ОПК – пишите заявление. Если, конечно, вы не хотите, чтобы ваш ребенок остался невоспитанным невеждой, да еще и стал в классе белой вороной. Читаешь такое… И поражаешься необузданно-навязчивой фантазии. Дело в том, что заявления ввели в курских школах только с 2007 года. А до этого заявлений не было. В силу этого с 2007 года они стали простой формальностью. Да и опять же возьмите тот факт, что 45 % детей не изучают православную культуру: не слишком ли много белых ворон в курских школах? Выражаясь юридическим языком, имело место одностороннее нарушение договорных обязательств. Комитет образования, который должен был создать благоприятные условия для внедрения программы ОПК, выполнил свои обязанности на сто пятьдесят процентов. В области не осталось ни одной школы, где бы курс не вводился факультативом или даже уроком. Бедный Силаков. А ведь можно было бы и не утруждать себя. Открыть областную целевую программу «Изучение православной культуры в Курской области на 2001 – 2005 годы», в которых определены этапы реализации программы: 2003 год – введение преподавания основ православной культуры в начальных классах школ Курской области; 2003 – 2004 годы – в средних классах школ Курской области; 2004 – 2005 годы – в старших классах школ Курской области. Затем взять статистику за 2009/2010 учебный год и прочитать, что у нас ОПК изучается в 92 % школ, 74 % классов и 55 % учеников.
 
А теперь мы узнаем, что культурологический курс отличается от вероучительного и в чем виновата лаборатория русской школы. А лаборатория Русской школы, обязавшаяся подготовить приемлемую для светских учебных заведений программу и пособия, выдала вместо обещанного культурологического курса курс откровенно вероучительный, где вместо принятых в культурологических и религиоведческих текстах формулировок «как считают христиане…» или «православные верят, что…» господствовало агрессивное «купите икону», «выучите молитву», «мы должны верить», «мы почитаем» и т.п.
 
Вы поняли, чем отличается культурологический курс от вероучительного? В культурологических и религиоведческих текстах учебников есть формулировки «как считают христиане». Читаешь такие перлы и невольно вспоминаешь 30-е годы. В конце 20-х – начале 30-х гг. в стране разрешили печатать сказки. И вот Б.А. Залкинд, один из самых известных педологов страны той поры, опасаясь, что это может подорвать материалистическое мировоззрение пролетарских детей – да и в самом деле, какое материалистическое мировоззрение, если ученики будут читать о ковре–самолете, – советовал перед прочтением и после вести работу по разоблачению идеализма сказок. Но даже у него не хватило фантазии посоветовать печатать сказки следующим образом: «как говорят в сказках, пошел Иван-царевич», «как говорят в фольклоре, горько заплакала Василиса Премудрая». Теперь представьте себе учебники для начальных классов, где через предложение пишется «православные верят, что…», «как считают христиане…». Неужели не ясно, что такие формулировки просто изуродовали бы учебник. И приведите пример, где «господствовало» в учебниках агрессивное «купите икону» и т.д. Значит, опять неправда.
 
Этот подход, оставивший от культурологии рожки да ножки, объяснялся необходимостью более эффективного воздействия на уровень нравственного сознания (читай: на степень приверженности церковному вероучению) ребенка. Да нет, в данном случае работал один-единственный подход – не писать в учебниках заведомую глупость. Да и не знали авторы о различии, которое установил, а теперь обнародовал Силаков, между культурологическим и вероучительным подходом. А если бы и знали, все равно глупости бы не стали писать. И почему нежелание авторов писать в учебнике очевидные глупости надо объяснить их желанием более эффективно «воздействовать на степень приверженности церковному вероучению»?

Курский вариант, принятый под разговоры о необходимости скорейшего улучшения нравственности, опередил своей настойчивой рекомендательностью известные учебники Бородиной, которые даже церковный проповедник диакон о. Андрей (Кураев) упрекал в излишнем для школы навязывании вероучения. Хорошо знаю, в чем упрекали учебники Бородиной, в чем их ошибки. Но менее всего их упрекали в вероучительном характере. Многие родители (Это сколько же? Откуда эти сведения? – Слушайте! Сейчас узнаете! – В.М.) быстро разобрались в том, что, собственно, предлагает школа под видом изучения национальных традиций. Один из знакомых в ответ на мой вопрос о том, почему забрал своего сына с факультатива, ответил:- Обещали о православной культуре детям рассказать, а сами с ними молитвы учат. «Мой знакомый» – это «многие родители»? Но надо полагать, что и «мой знакомый» – это такой же плод фантазии, как и «многие родители, быстро разобравшиеся». И почему не назвать школу, в которой это произошло.
 
Одним словом, курс «Основы православной культуры» в области в настоящее время попросту отсутствует, равно как и учебные пособия к нему. (А что же тогда присутствует? Давайте послушаем Силакова. – В.М.) А внедряемый под этим названием вероучительный курс подается как основное средство в программе духовно-нравственного воспитания. Итак, присутствует «вероучительный курс». Надо полагать потому, что не посоветовались с Силаковым и не вставили через предложение в учебники «как считают христиане», «как веруют православные». А если бы вставили?! Получили бы светский курс?! Как все просто!
 
Проводится конкурс «За нравственный подвиг учителя», который честнее было бы назвать «Кто похвалит церковь лучше всех». Из разноплановых, довольно сильных работ по нравственному, патриотическому воспитанию шанс попасть на федеральный уровень у нейтральных по отношению к православию был невысок. Силаков является членом конкурсной комиссии и прекрасно знает, что его утверждение – это абсолютная клевета на комиссию, в которой он сам же и работает. Клевета потому – и он это прекрасно знает, – что среди номинаций конкурса нет номинации о церкви. А если нет номинации – как будешь восхвалять церковь. Да, тебя просто дураком сочтут, так как твоя работа даже рассматриваться не будет. И самое главное, Силаков знает, что все решения принимались на конкурсной комиссии единогласно. И единственный случай, когда мнение Силакова и остальных членов комиссии разошлись, – это обсуждение вопроса представления на конкурс Центрального федерального округа учебного комплекта по основам православной культуры, разработанного лабораторией русской школы. Но комиссия проголосовала в пользу комплекта. И не ошиблась. Комплект стал победителем конкурса.
 
Проводящиеся «Знаменские чтения», декларирующие синтез религиозного и научного знания, по сути возродили цензуру (естественно, не научную). Как? Каким образом? Объясните! Сколько ни представляю – так и не могу представить себе, как научная конференция может возродить цензуру? И в чем это выразилось. В Курской области учрежден комитет по цензуре? Объясните, Силаков! А если не можете объяснить, то опять же Ваше утверждение – клевета. А ведь «Знаменские чтения» – это крупнейший теоретический форум не только Курской области, но и всей России. И неужели они даже доброго слова не заслуживают? И неужели даже на них Вы считаете нужным клеветать?
 
О том, что существуют и другие программы по изучению религии, этики, основ православной нравственности, религиозного искусства, родителям вообще предпочитали не сообщать, и в анкетах и при опросах они даже не упоминались. Опять что-то невразумительное. Как можно в анкетах «упоминать» о других программах. К тому же до сих пор нет ни одной программы с 1 по 11 классы, кроме программ по ОПК. Да, есть программа по этике под редакцией Э.П. Козлова. Но посмотрите учебную программу и методические рекомендации по ОПК, разработанные в Курской области и найдете перечень самых разных программ по этому курсу. Произошел очередной переход из крайности воинствующего атеизма в крайность воинствующего клерикализма с полным пренебрежением к «золотой середине» заинтересованного, взвешенного разговора со школьниками о вере и религии. Значит, ничего, кроме «крайности клерикализма», в школах нет?! Нет взвешенного «разговора со школьниками о вере и религии»? А вы спросите учителей, родителей и самих детей!!!

Вот таким образом многие весьма достойные, но не имеющие явной миссионерской направленности программы оказались в разряде «невостребованных», то есть просто неизвестных в области. Именно так в области внедрялся, с активным включением административного ресурса, курс ОПК. И опять клевета. Спросите любого учителя православной культуры – неужели им неизвестны эти программы? И кто запрещает преподавать по ним? А «административный ресурс»? Уж кто-кто, а я прекрасно знаю, где, как и в каком районе против православной культуры работал этот административный ресурс. А в некоторых районах и до сих пор работает. Возьмите тот же Обоянский район. Список продолжить? И еще. Если Силаков упрекает область в использовании административного ресурса, то пусть ответит на вопрос: начиная с 1996 года в области проведено более тысячи заседаний, семинаров, совещаний, круглых столов на всех уровнях. Это что, административный ресурс? Назовите любой предмет, который бы еще обсуждался в таком объеме?
 
Естественно, ни один чиновник не даст официального приказа об обязательном проведении факультатива, по определению добровольного. Но педагогические коллективы, в обязанности которых как раз входило рассмотрение и утверждение новых курсов в рамках вариативного компонента, вынуждены были принимать его независимо от реальной потребности школы, иногда в ущерб действительно нужным занятиям. И опять гнусный подлог. Неужели Вы, Силаков, считаете, что воспитание менее нужно школе, каждому ребенку, чем математика или русский язык? Тогда спрашивается, как можно воспитывать ребенка, не воспитывая его! А если его все-таки надо воспитывать, то как это сделать, не преподавая ОПК или какой-то другой курс духовно-нравственного содержания? И часы на курс ОПК не отбирались у других предметов по той простой причине, что этот курс идет за счет часов регионального компонента.
 
Однажды я порекомендовал учителю изоискусства программу «Религия и ее памятники» как наиболее подходящую для класса с углубленным изучением предметов художественно-эстетического цикла. Он ответил, что школу обязали ввести курс «Основ…» во всех классах и на другие факультативы часов просто не осталось. И опять же, что мешает тому же учителю в рамках курса ОПК посвятить определенную часть занятий искусству. Ведь экспериментальная программа по учебному курсу, тем более в рамках факультатива, дает возможность учителю значительную степень свободы. Вновь напоминаю: часы на ОПК – это часы регионального компонента. Они ни у каких других предметов не отнимались.

Вынужденно появилась «двойная бухгалтерия». Доходило до курьезов – курс поручали вести тем же преподавателям, факультативные часы которых (физика, математика, литература) были из-за него ликвидированы, – ну чтобы не обижать человека. Естественно, старшеклассники на этих «занятиях ОПК» часто продолжали готовиться по нужной для поступления в вуз дисциплине. И вновь простота – что хуже воровства. Простота, которая говорит о том, насколько в тех или иных школах не осознана необходимость воспитания.
 
Однако был и другой подход в подборе преподавателей (а первый в чем заключался? – В.М.), негативность которого отмечают и сами священники, например, о. Олег (Чебанов), – по признаку явной внешней набожности учителя. О перестроившихся Мариваннах, рьяно проверявших детей на предмет отсутствия крестиков, а ныне столь же истово рекомендующих их ношение, вам расскажут в каждой второй школе. Пожалуйста, назовите «каждую вторую школу», где преподают такие Мариванны. Назовите хотя бы одну такую «перестроившуюся Мариванну»! Да, есть случайные люди, которых «догрузили». Но если преподают около 1000 учителей ОПК, то это возможно. Абсолютное число учителей преподают этот курс на самом высоком профессиональном уровне и по зову своего сердца. Более 50 % из них имеют 1 и высшую категории. Десятки учителей ОПК ежегодно награждают. Не могу представить, в какой бы другой стране был возможен такой массовый подвиг?! Тогда зачем же оскорблять учителей, перед подвигом которых мы все должны до земли поклониться?!
О. Тигрий (Хачатрян) в интервью и телепередачах неоднократно предостерегал от поспешного осуждения быстро «сменивших ориентацию», мудро замечал, что никто, кроме Бога и самого человека, не имеет права делать выводы об искренности его убеждений. Только вот мешает принять как должное эту новую религиозность тот факт, отмечавшийся и авторами статей в «КП», что показное пристрастие к господствующей церкви (именно к церкви, а не к вере) стало чем-то сродни принадлежности к КПСС: и лояльности к режиму, и ступенькой к карьерному росту.
 
Ну и кому это неизвестно? Что тут собственно обсуждать? Интересно, приди завтра из министерства депеша, подкрепленная выступлением президента, а то и самого премьера, – срочно ввести в школах курс научного атеизма, как скоро пойдут отчеты о повсеместном выполнении и стопроцентной поддержке населением? А вот не пойдут. Просто люди во второй раз на историческую измену не пойдут. Но какое больное воображение может породить такую чудовищную фантазию? Неужели Силаков не понимает, что атеизм в школе сегодня – это повторение через 20–25 лет катастрофы, учиненной атеизмом в нашей стране в 20–30-е годы ХХ в.? Неужели Силакову мало десятков тысяч разрушенных храмов, миллионов убиенных, десятков миллионов искалеченных душ и судеб?!
 
Самое смешное, что большая часть действительно поддержит, выступая уже не за атеизм, а против церкви, точнее, ее стремления влиять на все сферы жизни. Читаешь такое – и оторопь берет. Посмотрите все социологические опросы! По их результатам больше всего наши люди сегодня доверяют церкви! А для Силакова такой высокий авторитет церкви – это абсолютное зло! Но разве личная немотивированная ненависть может быть доводом против необходимой социальной деятельности церкви?

Справедливости ради скажу, что единственный высокопоставленный человек в области, с большой трибуны подчеркнувший, что изучение ОПК не должно идти с нарушениями закона, – не чиновник от образования, а … архиепископ Курский и Рыльский Герман. Область последовательно приняла уже несколько региональных программ. Кто их принимал? Разве не чиновники, в том числе и высокопоставленные? И разве чиновники, начиная с директоров школ, не говорят постоянно о необходимости соблюдения законов? Так что Владыка только один из всех, кто говорит о необходимости соблюдения законов. (Но зря Вы похвалили Владыку. Он председатель «Знаменских чтений», а они «возродили цензуру». А цензура в нашей стране запрещена Законом РФ «О печати», ст. 3. Так что Владыка нарушил не местное, а федеральное законодательство. Так что спасибо за похвалу!)
Именно в угоду церкви Курская область постоянно представлялась как «моноконфессиональная», при этом никого не волновало, что реальный процент воцерковленных людей, т.е. не заходящих иногда в храм поставить свечу, а регулярно исповедующихся и причащающихся, весьма невысок. В результатах анкетирования фигурировали заведомо невероятные цифры в 95 и более процентов родителей, желающих воспитывать своих детей в духе православной церкви. И вновь мы должны четко понимать: религиозный выбор – это одно, а воцерковление – это другое. Когда человек говорит: «Я православный», – это его религиозный выбор. Он не говорит: «Я буддист, я мусульманин, я католик». Он говорит: «Я православный». Иное дело – реальная воцерковленность. Но для изучения православной культуры и важен религиозный выбор, а не воцерковленность. А поэтому действительно более 95 % родителей в Курской области выбирают православие в качестве курса изучения.

Студенты отделения журналистики во время практики провели анкетирование родителей по курским школам. Из нескольких сот опрошенных (цифра для надежных статистических выводов недостаточная, но более полных данных у меня, к сожалению, нет) примерно две трети выбрали для своих детей курсы «История религий» и «Религия и ее памятники». Но даже из оставшейся трети выбравших курс ОПК большинство отвергло варианты преподавания курса священником и воцерковленным, верующим, человеком, остановив выбор на варианте «компетентный, но нейтральный по отношению к церкви человек». Вариант же изучения ребенком Закона Божия выбрали всего двое. Этот пункт я включил в анкету, чтобы выяснить, какое количество родителей действительно хочет воспитать своего ребенка верующим и готово отдать его в воскресную школу. 13 мая этого года состоялся семинар директоров школ г. Курска, на котором обсуждалась очередная областная программа духовно-нравственного воспитания на 2011–2013 годы. На просьбу С.Г. Медвецкой, поднять руки директоров школ, где проводился опрос, никто из директоров школ руки не поднял. Значит, опять обман.

(Кстати, такие школы по типу воскресных церквей (в том числе, естественно, РПЦ) (Это что же еще за воскресные церкви? – В.М.) можно открывать и в помещениях обычных школ по согласованию с администрацией, и есть специальное министерское письмо, которое это разъясняет. Эти занятия могут начинаться с молитвы, их может проводить священник, не имеющий педобразования, – т.е. условия проведения занятий ОПК здесь не обязательны. Одно «маленькое но» - эти занятия не должны иметь ничего общего ни со школьным расписанием, ни с факультативами, ни тем более с уроками. Казалось бы, вот самая надежная и законная форма религиозного просвещения для детей из православных семей – однако на практике часто видишь попытку совместить школьный курс с вероучительным, да еще и обязательным для всех. Итак, православную культуру! в православной стране! имеют право изучать только некоторые! дети из воцерковленных семей! Словом, для них надо создать православное гетто. И чтобы ни слова православия не вырывалось оттуда. Ну а остальным детям что?

Первым районом области, откликнувшимся на нашу просьбу и проведшим фактически полное анкетирование родителей, был Обоянский. (Пользуясь случаем, благодарю отдел образования и методкабинет.) Результаты его даже для меня оказались неожиданными. Рассчитывая на 20–30 процентов сторонников светского (не путать с атеистическим!) изучения религии, я узнал, что их, оказывается, по району больше половины – 56, а в некоторых классах – 80 и более процентов. О том, как здесь идет изучение основ православной культуры, знает вся Курская область. Только 13 % детей здесь изучают этот курс. Конечно же, административный ресурс здесь ни при чем. Просто все родители и дети знают, что такое светский, а что такое вероучительный курс, и отказываются изучать вероучительный курс, коим является православная культура.
 
А сейчас мы узнаем, что такое светское изучение религии. Однако попытка ввести курс «История религий» даже в старших классах встретила сопротивление: мол, область у нас православная, в плане и программе по нравственному воспитанию никакой истории религии нет – так что ОПК, и никаких вольностей. Хочется напомнить, что вообще-то по закону у нас не президент, губернатор или министр образования, а только родители выбирают направление религиозного образования для своего ребенка. Итак, светское изучение религии – это изучение истории мировых религий! А православная культура – это вероучительный курс. Вот как все просто и понятно. Вот на таком основании Силаков решил, что наши дети могут изучать все что угодно, кроме своей родной традиционной религиозной культуры. Только каков критерий определения светскости и вероучительности того и иного курса? Объясню для Силакова. Религиозное образование от религиоведческого и культурологического отличается только одним критерием – наличием практики. Есть практика – есть Закон Божий. Нет – религиозная культура. И все. Так что введите практику в изучение истории мировых религий – и вы получите Закон Божий. Исключите – получите культурологический курс. Но такой же критерий действует и по отношению к православной культуре.
 
Ситуация по области в целом несколько прояснилась в 2009 году после проведения – уже по инициативе министерства – анкетирования по вопросам преподавания религии. Мнение родителей теперь оценивалось не по анкетам закрытого типа «да/нет», а с большим количеством вариантов. Это показало, что, хотя и существуют районы (Рыльский, Большесолдатский) с превосходящим большинством, выбравших ОПК для своих детей, по многим другим востребованность курса «История религий» весьма значительна (Железногорск, Курчатов, Обоянь, Фатеж и др.) Железногорск? Курчатов? Фатеж? В апреле проходили семинары директоров школ и учителей ОПК по принятию новой областной программы духовно-нравственного воспитания. И никто на этих семинарах не выступил против изучения основ православной культуры, равно как никто не выступил в пользу изучения истории мировых религий. Что, опять административное давление? Однако я специально попросил работников Комитета образования и науки Курской области не участвовать в семинарах, чтобы можно было вести откровенный разговор.
 
Однако самое главное состоит в том, что изучать историю мировых религий в общеобразовательной школе – все равно что изучать языки мира вместо родного языка. Результат такого изучения будет в лучшем случае – нулевой. Приведем пример. В школах Англии Закон Божий всегда был единственным добровольно-обязательным предметом, а уже все остальное преподавалось на усмотрение школ. Но в 80-е годы его содержание, не меняя названия, фактически заменили курсом истории мировых религий. Результат? Закон Божий потерял какой-либо интерес для учеников и какое-либо воспитательное значение. Поэтому разве не должны мы хотя бы чему-то учиться на чужих ошибках?
 
Но даже в этих районах школы не могут выполнить этот реальный социальный заказ. Это ли не «православная коллективизация»?.. Нужно интеллектуальное развитие? Надо вводить системное преподавание математики! Но тогда – «математическая коллективизация». Системное преподавание музыки – «музыкальная коллективизация» и т.д. Новый госстандарт для начальных классов важнейшей задачей поставил обеспечение «физического здоровья» и «духовного здоровья». Как будем формировать физическое здоровье? Вводить системное физическое воспитание. Значит, «физическая коллективизация»?
 
А духовное здоровье как будем формировать вне системного духовно-нравственного воспитания? Но если мы введем системное преподавание ОПК, то получим «православную коллективизацию»? Однако, может быть, духовное здоровье наших детей дороже этой «дешевой фишки» Силакова, если употребить детское выражение? Но хочется спросить Силакова. Мы только-только выходим на системное преподавание ОПК. Только-только получаем первые положительные результаты. Еще не все уверены в этих успехах. А Вы уже развязали настоящую войну против ОПК, используя при этом намеренное искажение действительности. А если это не так, то скажите: кого в Курской области, причастных к духовно-нравственному воспитанию, не оклеветали Вы? Зачем это Вам нужно? И считаете ли Вы необходимым принести публичные извинения всем, кого Вы оболгали?
Но это частные вопросы. А главный вопрос состоит в следующем. Наша страна только закончила страшный атеистический эксперимент, завершившийся тем, что наш народ на глазах уходит в небытие: посмотрите на миллионы деградированных людей, на исчезающие российские деревни. Казалось бы, в этой ситуации надо все сделать для духовно-нравственного возрождения народа, и прежде всего подрастающего поколения. Это аксиома. А мы? А мы с еще большей энергией продолжаем всеми доступными средствами самую беспощадную войну с православной культурой, а значит со своими детьми, а значит со своим будущим. И в этой связи главный вопрос: Силаков (и не только Вы), зачем Вы начали настоящую войну со своими детьми?
 
Может другие лучше? Давайте посмотрим еще несколько публикаций.

Отчего вымерли динозавры?


14 мая 2010 г. в «Курской правде» появилась сокрушительная статья В. Павленко «Странные аргументы». Статья построена в форме ответа на статью священника Олега Чебанова, в которой допущено несколько неточностей. Однако статья В. Павленко, написанная в форме ответа на статью отца Олега – это сплошное передергивание фактов и откровенная ложь. В ней автор дошел до того, что обвиняет православную культуру не более – не менее как в угрозе существования самой науки. Чтобы не быть голословным, приведу пример. В своей статье отец Олег пишет: «Вы сетуете, что часы у преподавателей факультативов по физике и математике отобрали, но поверьте мне: не все станут Лейбницами, Менделеевыми, Ковалевскими. Абсолютное большинство учащихся школ станут мужьями и женами, мамами и папами, и каждый из них будет стремиться стать счастливым. Но, к сожалению, без прочной духовной основы это невозможно».
 
Фактически здесь отец Олег хотел выразить мысль, известную еще с древних времен: если человек преуспевает в науках, но отстает в нравах, то он скорее отстает, нежели преуспевает. Эта мысль, в разных прочтениях, является аксиомой всей педагогики во все времена. Может быть, исключением является эпоха Возрождения. Для многих деятелей той эпохи понятия «человек образованный» и «человек воспитанный» означали одно и то же. Но, как известно, в эпоху Возрождения, начав с принципа: «человек – мера всех вещей», закончили принципом: «все дозволено». К чему это привело? Кто не знает, может прочитать драмы В. Шекспира или «Опыты» М. Монтеня. И не трудно проследить на примере всей истории человечества, что, когда наука или искусство выходят из рамок нравственности, нравственных норм и законов, они превращаются в демоническую разрушительную силу. Так что, по существу, хотя и неточно, отец Олег высказал глубоко верную мысль. Неточность отца Олега состояла в том, что он согласился с Силаковым, утверждавшим, будто у учителей отобрали факультативы, тогда как эти факультативы не отбирали – это часы регионального компонента.
 
Однако вот комментарий В. Павленко. «Не меньшая дикость и утверждение, что ничего страшного, что из-за введения в школах курса ОПК «часы у преподавателей факультативов по физике и математике отобрали…» «Поверьте мне, - без смущения вещает священник, - не все станут Лейбницами, Менделеевыми, Ковалевскими». Приходится напоминать азбучную истину: если у всех школьников не будет полноценных уроков физики, математики, а также химии, биологии и т.д., то впоследствии не проявятся гениальные самородки, принесшие славу отечественной науке и крепившие экономическую и оборонную мощь нашей Родины. Хочется напомнить не только дореволюционных, но и советских гениев: Курчатова, Ландау, Иоффе, Капицу, Королева, Сахарова, Басова, Алферова, Гинзбурга… Кстати, среди больших ученых прошедших времен было немало уроженцев Курска и области. Неужели вы хотите оставить страну без будущего?!».
 
Ну и о чем этот список говорит? Что все эти ученые аккуратно посещали «хорошие уроки»? Или что у всех вели факультативы? Или что эти ученые атеистами были? Так добрая половина из них были верующими. Верующими людьми были Курчатов и Королев. Все чаще в последнее время о вере задумывается Алферов. Да и Гинзбург в последнее время, позиционируя себя как атеиста, захаживал в синагогу. И из тех многих курян, о которых упомянул В. Павленко, уверен, немалая часть были глубоко верующими людьми. Вообще, если мы возьмем 1000 самых выдающихся ученых, то примерно 90 % из них верующие. И вера не только не мешала, но, напротив, как убеждены эти ученые, помогала им творить. Но это к слову.
 
А вот по существу. Итак, вы против факультатива. Значит, против «хороших уроков». Но где и что отец Олег писал против «хороших уроков», да и вообще уроков? Но Павленко уже не остановить. Раз Вы против «хороших уроков», значит, вы против науки. Где опять же отец Олег высказался против науки? А раз Вы против науки, то… «Неужели вы хотите оставить страну без будущего»? Ну и что тут скажешь? Единственно: нельзя выстраивать цепочку умозаключений еще более нелепую, чем в известной поговорке «в огороде – бузина, а в Киеве – дядька». Представьте себе, я бы написал: «Павленко в своей статье написал глупость. На этом основании в России будут закрыты все средства массовой информации. А ведь с журналистикой связана вся наша литература, в том числе и многие курские писатели: В. Овечкин, Е. Носов, В. Детков и др. Значит, после В. Павленко больше не будет нашей литературы». Что бы мне сказали? Возьмем еще один аргумент на выбор. Вот В. Павленко с апломбом пишет: «Как известно, крестят в основном новорожденных детей, еще ничего не понимающих и не знающих. А как же быть со «свободой воли, свободой выбора», которыми, как утверждают проповедники церкви, Господь наградил свое главное творение – человека?! Признаться, мне и прежде доводилось слышать, что мол коль ты родился в среде православных верующих, на канонической территории РПЦ, то ты обязан, как настоящий сын, исповедовать древнюю веру отцов. Что говорить, звучит все это внушительно. И все же я категорически против того, чтобы у меня отнимали дарованное мне высшим разумом право самому выбирать, во что и как мне верить, и если верить, то в какую из религий. Совершить столь ответственный выбор можно лишь во взрослом состоянии, когда уже есть определенный багаж знаний, серьезный жизненный опыт, умение отделять зерна от плевел. А мы, судя по мысли о. Олега, оказывается, лишены такого права. По каким-то своим соображениям (страх перед жизнью, людским мнением, желание следовать традициям, вера в помощь Бога на жизненном пути наследника и т.п.) родители везут несмышленышей на обряд крещения, и этот факт церковники считают «зачислением в паству». Понимаю, мой голос ничего не значит, но я за то, чтобы человек определялся «верить или не верить», когда уже знает основы материального существа Вселенной, пути эволюции всего живого и поразился бы, как говорил философ Кант, нравственным законом в человеке! Потому что этот закон не сформулирован кем-то одним, не привнесен извне, а сотни тысяч лет формировался в среде homo sapiens – иначе бы они не выжили, а исчезли бы с лица планеты, как динозавры или мамонты».

Да, наконец-то, человечество узнало причину гибели динозавров и мамонтов – отсутствие свободы, а наука обогатилась еще одним открытием. Огромное спасибо.

Что же касается свободы самого человека, то почему Вы сводите свободу человека только к свободе религиозного выбора? Ведь человек наделен не только свободой религиозного выбора, но и абсолютной свободой. А это значит, что он свободен во всем, начиная с возможности прямохождения. И человек стоит на ногах, пока он хочет стоять. А раз человек свободен, то когда будем начинать учить человека прямохождению? Через несколько месяцев после рождения? А вдруг он в 18 лет не захочет ходить. Нет, не учите его ходить, пусть он лежит в колыбели до 18 лет. А в 18 лет, когда он получит все права, пусть решает, ходить ему или не ходить. Вы учите его языку? На каком году? А вдруг в 18 лет он решит, что вы научили его русскому языку, а он-то хотел по-английски говорить. Так будем учить русскому языку или подождем до 18 лет? А раз вы учите человека русскому языку, то его надо учить русской культуре, даже вопреки его свободе, но в полном соответствии с жизненной необходимостью, а поэтому вы просто обязаны учить его православной культуре, потому что без православия русская культура так же непонятна, как непонятен без протестантизма не к месту упомянутый в статье В. Павленко И. Кант.
 
А если вы живете в определенной культуре и не понимаете ее, то кто Вы? Как говорят в подобных случаях в народе: стою дурак дураком – ничего не понимаю. Кстати, и наука, и философия здесь солидарны с этим житейским наблюдением. Тот же Кант писал, что дурак – это человек, который лишен способности суждения, то есть не умеет частное явление подвести под общую категорию. А если говорить более обобщенно, то не умеет понять смысл, сущность явления. Теперь, возвращаясь к нашей теме, мы можем сказать, что если вы не учите человека православию, то на всю жизнь оставляете его дурак дураком, то есть человеком, не понимающим ничего вокруг, или иностранцем посреди своей Родины, как говорили в ХIX веке. Так что зря Вы про свободу стали рассуждать. Свобода – хорошая вещь, но только при условии, что она не оставляет человека дураком.
Должен ли Патриарх разговаривать с байкерами?

2 июня 2010 года в «Курской правде» опубликована еще более нелепая статья «Трудная дорога к храму» В. Согачева. В ней автор, знающий о религии разве что из песни В. Высоцкого (про религию индусов) и то, что в храмах сидят бабушки-одуванчики, во всяком случае, даже «Новый Завет» он не держал в руках, – желает учить религии других. Но, представьте себе, что кто-то, зная о науке только из песни того же Высоцкого про доцентов с кандидатами, да то, что в университетах сидят дюжие мужики в черных робах и никого в университет не пускают, начнет публично учить российских ученых науке.
Берите любое утверждение В. Согачева – оно нелепо. Вот он пишет: «А еще из недавнего, поразила встреча Патриарха Кирилла с байкерами. Глава РПЦ мило беседовал с волосатыми ребятами, на телах которых не было свободного от наколок места. … И вот этих чудо-парней Патриарх Кирилл благословлял в добрый путь!» Интересно, если бы у Согачева сын был бы байкером, он перестал бы считать его своим сыном? Перестал бы с ним разговаривать? А что же Вы прикажете делать Патриарху, который за каждого российского человека перед Богом отвечает?
 
Согачев пишет: «По регионам результаты разнятся. По данным «Российской газеты», в Красноярском крае ОПК выбрали лишь 19 % школьников, а светскую этику – 60%. Конечно, такие результаты не соответствуют ожиданиям РПЦ». Но беда не в том, что они не соответствуют ожиданиям РПЦ. Беда в том, что Согачев и ему подобные даже не понимают, что они бравируют катастрофой русского народа. Если бы он имел полную картину изучения религиозной культуры по России, то знал бы, что в Чечне все дети, за исключением нескольких сот православных, изучают исламскую культуру. А если бы он сравнил количество алкоголиков, наркоманов, брошенных детей и т.д. в Чечне и Красноярском крае, то получил бы соответствующий вывод: там, где сильны религиозные традиции, – нет наркомании, алкоголизма, разводов, брошенных детей, почти нет преступности – в Чечне сегодня количество преступлений в 10 раз меньше, чем в целом по России.

Однако… православную культуру изучать «нельзя». – Почему? – Учителя плохие. – Откуда узнал? – Из статьи Силакова. Только единственного учителя ОПК, которого Согачев знает, М.В. Калинину, не может характеризовать иначе как с восторгом: «Довелось мне как-то побывать в Замостянской общеобразовательной школе Суджанского района у педагога ОПК Майи Владимировны Калининой. Я был просто потрясен работой, которую она ведет с ребятами. Ее уроки – это целая гармония нюансов, которая воспитывает детей в духе православия и патриотизма. Тут и уроки мужества, рассказывающие о подвигах наших предков, защищавших Родину, и изучение архитектурных стилей храмов, и история родного края».
 
О том, что практически все учителя в Суджанском районе работают не хуже Майи Владимировны, – он ведать не ведает. Но ведь такие прекрасные учителя работают в каждом районе!
 
Еще заявление: «Вот Вы, отец Олег, знаете, сколько получает «Марьванна» в школе? Ставка учителя в сельской местности примерно 4700 рублей, а в городской и того меньше. Ставка – это 18 часов в неделю, а в месяц их набегает 72. В результате нехитрого деления мы получаем, что один час стоит около 60 рублей. Вы всерьез думаете, что этой, с позволения сказать, суммой «Марьванну» можно заинтересовать в качественном преподавании ОПК? Почему вы решили, что педагог за милостыню готов из кожи вон вылезти, чтобы оказать услугу РПЦ? В лучшем случае «Марьванна» попросит детей открыть книгу, если таковые появятся в скором времени, и заставит их читать «от сель до сель». Не считаете ли вы, что от такого преподавания ОПК получится больше вреда, чем пользы? Да, не священнослужители виноваты в том, что у педагогов столь мизерная зарплата. Но в конце концов мы живем в рыночные времена, в которые, как известно, кто платит, тот и музыку заказывает. РПЦ заинтересована в качественном преподавании ОПК? Так заинтересуйте педагогов материально, коль государство отвернулось от них. Ограничены в средствах? Чего ж тогда настаивать на немедленном введении курса в школах?».
 
Читаешь такое морализаторство, представляющее смесь запредельного апломба и не меньшего невежества… Ведь Вы даже не ведаете, что не церковь вводит православную культуру в школу, а государство, общество. Единственное, что хочется сказать: да окажись у Православной церкви средства, чтобы оплачивать труд учителей, – Вы бы первыми подняли вселенский шум, до Совета Безопасности ООН дошли бы, доказывая, что православная культура только потому и преподается в российских школах, что «попы» скупили российскую школу, чтобы иметь будущую паству, и ее надо срочно вырвать из «поповских лап». Нет, уж лучше нищета, чем Ваш вселенский шум.
 
Да, Согачев может сказать: я никого не учу – я только ищу дорогу к храму. Да, дорога к храму трудна. К любому храму: и науки, и искусства, и веры. Но этот путь невозможен, если Вы не знаете дороги, которая ведет к храму. И еще более, если ненавидите храм, к которому Вы хотите прийти, даже если этот храм строили десятки поколений ваших предков. А теперь давайте зададим сами себе вопрос. До сих пор у нас в Курской области только 55 % учеников изучают православную культуру. Почему? А потому что все мы говорим себе: «А вдруг кто-нибудь что-нибудь скажет». А кто скажет? Котяев, Силаков, Павленко, Согачев? Так никогда они не скажут о своей культуре ничего доброго. Никогда не дождемся. Хоть всех детей им в жертву принесем. Успокоятся они только тогда, когда и воспоминаний о православии на территории области не останется. Да и нас самих не останется. Да и их вместе с нами. Им-то бежать некуда: они-то «не профессиональные критики», как назвал их оплачиваемых собратиев Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, – они из эстетического удовольствия и собственной лютой ненависти со своей культурой, своим народом и своими детьми воюют.
 
Но боясь их, не становимся ли мы подобны китам, которые настолько равнодушны к своим детенышам, что на их глазах хищники разрывают их детенышей, а они – самые большие животные на Земле – не вступаются за них. Кого мы боимся?



© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру