Уж небо осенью дышало

О. Лопатин, В. Никифоров-Волгин, Л. Модзалевский, М. Пришвин...

Загадки

Пусты поля, мокнет земля,
Дождь поливает,
Когда это бывает? (осень)

Несу я урожай,
Поля вновь засеваю,
Птиц я к югу отправляю,
Деревья раздеваю.
Но не касаюсь я елок и сосен,
Потому что я … (осень)

Нахмурится, насупится,
В слезы ударится –
Ничего не останется. (туча)

Пыль поднимает, деревья качает,
Воет, завывает,
С деревьев листья срывает,
Тучи разгоняет, волны поднимает. (ветер)

Шел долговяз,
В землю увяз. (дождь)

Краснеют и желтеют,
С деревьев опадают,
В воздухе кружатся
И на землю ложатся. (листья)

Стихи

Осень
А.С. Пушкин

Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень
С печальным шумом обнажалась,
Ложился на поля туман,
Гусей крикливых караван
Тянулся к югу: приближалась
Довольно скучная пора;
Стоял ноябрь уж у двора.

Осень
А.А. Фет

Ласточки пропали,
А вчера с зарей
Все грачи летали
Да как сеть мелькали
Вон над той горой.
 
С вечера все спится
На дворе темно
Лист сухой валится
Ночью ветер злится
Да стучит в окно…

Несжатая полоса
Н.А. Некрасов

Поздняя осень. Грачи улетели,
Лес обнажился, поля опустели,
Только не сжата полоска одна…
Грустную думу наводит она.

Кажется, шепчут колосья друг другу:
"Скучно нам слушать осеннюю вьюгу.
Скучно склоняться до самой земли,
Тучные зерна купая в пыли.

Нас, что ни ночь разоряют станицы
Всякой пролетной прожорливой птицы,
Заяц нас топчет, и буря нас бьет…
Где же наш пахарь? Чего еще ждет?"
 
Ветер несет им печальный ответ
"Вашему пахарю моченьки нет"…

***
Ф. Тютчев
 
Есть в осени первоначальной
Коротая, но дивная пора –
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера…

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто все – простор везде, -
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц неслышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь –
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле…

Отлет птиц
О. Лопатин

Улетают крылатые гости,
Улетают на радостный юг,
Где живет и цветет все на воле,
Не страдая от стужи и вьюг.
С каждым днем умолкают их песни,
С каждым днем оставляют они
Те места, где готовили гнезда
И встречали весенние дни;
И летят они в дальние страны,
К Средиземному морю летят,
За собой оставляют туманы,
Отогреться на юге спешат…
До свиданья залетные гости, -
Лишь подснежник в лесу расцветет,
Лишь пригреет весеннее солнце,
Снова хор ваш у нас запоет.


***
К.Р.

Зарумянились клен и рябина
Ярче золота кудри берез,
И безропотно ждет георгина
Что спалит ее первый мороз.

Только тополь да ива родная
Все сдаваться еще не хотят
И последние дни доживая,
Сохраняют зеленый наряд.

И пока, не навеяло снега
Ледяное дыханье зимы,
Нас томит непонятная нега,
И печально любуемся мы.

Но промчалося лето с весною,
Вот и осени дни сочтены…
Ах, уж скоро мы с этой красою
Распростимся до новой весны.

Приглашение в школу
Л. Модзалевский
 
Дети, в школу собирайтесь!
Петушок пропел давно.
Попроворней одевайтесь!
Смотрит солнышко в окно
 
Человек, и зверь, и пташка –
Все берется за дела;
С ношей тащится букашка;
За медком летит пчела.

Ясно поле, весел луг;
Лес проснулся и шумит;
Дятел носом: тук да тук!
Звонко иволга кричит.

Рыбаки уж тащат сети;
На лугу коса звенит…
Помолясь, за книгу, дети!
Бог лениться не велит.

Кончил дело, гуляй смело

За уроками давно
У окна дитя сидит,
И давно уже в окно
Солнце мальчика манит:
"Не довольно ли учиться?
Не пора ли порезвиться?"
А мальчик-то солнцу в ответ:
"Нет, ясное солнышко, нет!
Теперь мне гулянье не впрок;
Дай прежде окончу урок".

Мальчик пишет и читает;
А на ветке за окном
Птичка звонко распевает
И поет все об одном:
"Не довольно ли учиться?
Не пора ли порезвиться?"
А мальчик-то птичке в ответ:
"Нет, милая пташечка, нет!
Теперь мне гулянье не впрок;
Дай прежде окончу урок".

Мальчик все сидит за книгой
И в окно уж не глядит;
А ему давно из сада
Вишня красная твердит:
"Не довольно ли учиться?
Не пора ли порезвиться?"
А мальчик-то вишне в ответ:
!Нет, красная вишенька, нет!
Теперь мне гулянье не впрок;
Дай прежде окончу урок".

Кончил мальчик! В шляпе дело!
Книгу в столик положил;
Прыгнул в сад и крикнул смело:
"Ну-ка, кто меня манил?"
Ему солнышко смеется,
Ему пташечка поет,
Ему вишенка, краснея,
Свои ветки подает.

Пословицы

Корми меня в весну, а в осень я сам сыт буду.

В осень и у воробья пиво.

Осень-то матка: кисель да блины; а весною-то гладко: сиди да гляди.

Холоден сентябрь да сыт.

В октябре ни на колесах, ни на полозьях.

Декабрь год кончает, зиму начинает.

Не приходит Вознесение в среду, а в четверг.


Проза

Осеннее утро
М. Пришвин

Листик за листиком падают с липы на крышу, какой листик летит парашютиком, какой мотыльком, какой винтиком. А между тем мало-помалу день открывает глаза, и ветер с крыши поднимает все листья и летят они к реке куда-то вместе с перелетными птичками.
Тут стоишь себе на берегу, один, ладонь к сердцу приложишь и душой вместе с птичками и листьями куда-то летишь.
И так-то бывает грустно, и так хорошо, и шепчешь тихонько:
- Летите, летите!
Так долго день пробуждается, что, когда солнце выйдет, у нас уже обед. Мы радуемся хорошему теплому дню, но уже больше не ждем летящей паутинки бабьего лета: все разлетелись, и вот-вот журавли полетят, а там гуси, грачи – и все кончится.


Полет журавлей
И. Тургенев

Сильный переливчатый, звонкий крик раздался внезапно над нами и тотчас же повторился уже немного впереди…  Это запоздалые журавли летели на север.
Крупные красивые птицы (их было всего тринадцать) летели трехугольником, резко и редко махая выпуклыми крыльями. Туго вытянув головы и ноги, круто выставив грудь, они стремились неудержимо и до того быстро, что воздух свистал кругом.  Чудно было видеть на такой вышине, в таком удалении от всего живого, такую горячую, сильную жизнь, такую неуклонную волю.  Не переставая победоносно рассекать пространство, журавли изредка перекликались с передовым товарищем, с вожаком, - и было что-то гордое, важное, что-то несокрушимо-самоуверенное в этих громких возгласах, в этом подоблачном разговоре: "Мы долетим, небось, хоть и трудно", казалось, говорили они, ободряя друг друга.

Медведь-лежебока
Народная сказка

Отъелся косолапый Мишка за лето. Накопил он жиру на целую зиму, приготовил себе берлогу и пошел в последний раз по лесу погулять.
Идет мохнатый, бредет косолапый, лист сухой ворошит, по кустам шуршит.
Бежит навстречу ему волк. Медведь его останавливает:
- Куда ты, волк бежишь? Куда так торопишься?
Волк отвечает:
- Как же не торопиться-то мне? Всю ночь я рыскаю, добычу ищу, волчат моих малых накормить хочу.
- Да! Плохое тебе, волку, житье… - согласился медведь. – А вот я-то, медведь, всю зиму на боку лежу.
Идет дальше медведь, идет-бредет, шатается, за пни, за сучья задевает. Бежит на встречу ему лисичка, хвост распустила, глазки книзу опустила.
Медведь ей:
- Куда ты? Куда бежишь, лисонька? Куда спешишь, кумушка?
Лисичка мимоходом отвечает:
- Ах, медведь! Ну как же не спешить-то мне? Забегала я сейчас на хозяйский двор, увидали меня собаки, залаяли, навострили зубы…
-Плохое житье твое, кумушка, - не торопясь говорит медведь. – А вот я-то, медведь, всю зиму лежу.
Лисичка пробежала, и медведь дальше пошел.
Идет он, бредет, сухими листьями шуршит, за пни, за кусты задевает. Из-за куста выскакивает зайка и прямо под ноги медведю попадает.
- Куда ты, зайка, бежишь? Куда, серый, спешишь?
- Ах, медведь! Как же не спешить-то мне? Бегал я в огород капустки пожевать, сладкой морковки поглодать, а там уж и капустку, и морковку убрали.
- Эх, серенький, плохое твое заячье житье, - пожалел его медведь. – А вот я-то, медведь, всю зиму в берлоге лежу.
И пошел медведь спать в свою берлогу.

Родные огни  (этюд)
В. Никифоров-Волгин

Сквозная и голубая, как ломкий весенний лед, осень. Воздух пахнет родниковой водой. В лужах небесная синь, блестки солнца и увядшие листья.
Большая с глубокими колеями дорога. Поникшие верстовые столбы. ПО обе стороны дороги широкие крылья полей. Над ржаными скирдами вьются вороны. От земли идет тонкий-тонкий, едва ощутимый хрустальный звон, какой бывает только солнечной листопадной осенью.
На старом тарантасе, на котором когда-то ездили сельские батюшки и деревенские богатеи, мы проехали много верст. Костлявой рыжей лошадью, прозванной Самолетом, правит крепкий старик Савва, пахнущий овчиной, ржаным хлебом и дымом избы, - запах избяной, ржаной Руси!…
Савва везет меня к русскому рубежу – Чудскому озеру, откуда видна Россия, Слышно Ее дыхание, и даже в тихие, безветренные часы доносится с того берега звоны сельской церковки и отголоски вечерних девичьих песен…
Тихим-тихим, едва ощутимым хрустальным звоном звенела листопадная земля. Пахло болотной сыростью и осенним увяданием. В недалекой роще звенел топор, и это почему-то особенно напоминало осень. Солнце уже ушло, и только яркими платками пылали на небе зори. От зорь на земле алое озарение и нездешняя ласковость, какая бывает в монастырском храме после вечерни.  Мы подъезжали к Чудскому озеру. Уже издали подуло на нас свежестью большой воды. Промерцали кресты белой церкви. С русской стороны дул ветер – русский ветер, который пробегал по лесам, равнинам, дорогам и соломенным крышам родной земли. Далекий берег тонул в грустных осенних сумерках, но все же были видны очертания черных изб, деревьев, мельницы и одинокой лодки.

1930 г.


 
 
 
Rambler's Top100

Веб-студия Православные.Ру
 
ремонт компьютеров объявления wi-fi